May 20th, 2015

promo froged55 august 19, 2015 19:42 9
Buy for 20 tokens
Не так давно оцифровывал архив негативов Дмитрия Яковлева g_decor, с 12 апреля 2015 года по начало июня было много постов, основанных на этих фотографиях. Дмитрий сам увлекся этим процессом, приобрел хороший сканер, позволяющий оцифровывать изображения с любых носителей в весьма высоком…

Про Нефтяники

Оригинал взят у sibariana в post
Еще один очерк из истории омских Нефтяников - что же все-таки представляла из себя микрообщность советских людей.

http://samlib.ru/editors/t/tkachenko_k_n/obsnost.shtml

Люди 50-х совершенно иначе ощущали себя в пространстве своей страны и имели иное представление о своей роли в судьбе СССР. Человек эпохи застоя мог застать только рудимент подобной идеологии; что касается современности, то она живёт в совершенно ином мире. Советский человек имел специфическую систему пространственных координат. Да, он вполне четко осознавал положение Москвы как сосредоточения власти - сакральном в квази-религиозном коммунистическом представлении. Скорее, данный центр представлялся формальным. Но при этом подлинное "центральное" место социалистической Родины находилось там, где было место идеологическому подвигу - боевому или трудовому.
Таким образом, географическое месторасположение, близость/удалённость от центра были второстепенными по отношению к другому понятию - направлению главного удара, локализации стройки коммунизма. Можно сказать так - прорыву из настоящего в будущее, из обыденности - в коммунистическую трансцендентность. Советский человек ощущал свою ценность и востребованность в пункте пересечения идеологии и географии, в точке максимального социального напряжения - там где творилась история и человек (советский человек!!!) был активным созидателем. Можно сказать, что человек воздвигался на престол демиурга, по воле которого создавались миры. Стройка и запуск нефтезавода в неприспособленном для этого месте, вопреки объективным обстоятельствам действительно имело характер волевого творения - если не по масштабу, то по самому духу действия. Только место трансцендентного творца -одиночки занимал коллектив единомышленников, работающих в полном единении друг с другом и с огромной страной.
Ключевое слово в таком миропонимании - сопричастность, кстати, достаточно популярное в советской пропаганде. К сожалению, как многие понятия той эпохи, затёртое неумелым употреблением и потому потерявшее всякий смысл...
Опять приходится обращаться к религиозному мировоззрению, чтобы найти аналоги мироощущению нефтяников. Для верующего монотеиста действительно не имеет принципиального значения, где в пространстве и во времени находится он сам - ведь Бог повсюду. Можно говорить об относительной привлекательности мест поклонения и эпох расцвета религиозности, но строгая религиозность призывает искать Бога везде рядом с собой - и именно в данной точке пространства и времени осуществлять слияние с Ним. Отсюда странная на наш
взгляд практика отшельничества или скитаний вне общепризнанных религиозных центров, бегство не только от светского мира - но и от официальных форм религиозности. По настоящему обряды не имеют смысла во взаимоотношениях Бога и человека. Но восприятие всеобщности присутствия Бога, как бы "равномерной разлитости" в пространстве, часто сменяется духовным подвигом - религиозным прорывом индивидов или коллективов в иную реальность. Это может быть основание обители, военно-религиозное движение вроде таборитов, деятельность реформаторов - Везде, где происходит "сгущение" привычного восприятия Бога ради чего-то нового. Трудно сопоставлять, к примеру, Асизи с Нефтяниками, но это явления одного порядка - разрыв пут обыденности ради рывка в нечто иное.
Культуролог Мирча Элиаде писал об "ужасе истории", о страхе,, который охватывает простого человека от ощущения своей беспомощности при виде исторических катаклизмов, от осознания того, что от индивида совершенно ничего не зависит, а судьбой человека управляют непознанные и всемогущие социальные силы. Автор отмечал при этом, что только два мировоззрения свободны от "ужаса истории" - традиционное, которое основано на восприятии цикличности истории, возможности её отмены по окончанию хронологического цикла, и - коммунистическое. Это мнение родилось у румына-эмигранта в середине двадцатого века, то есть у человека, который лично испытал на себе катаклизмы своего жуткого времени и который изучал проблему не академически-отстранённо. Нефтяники в полной мере испытывали присущий СССР того времени социальный оптимизм и ощущение исторического творчества. Вряд ли они идеализировали настоящее, с неприглядными сторонами которого они соприкасались ежечасно, они старались жить в коммунистическом завтра.
Промутопия Нефтяников - прорыв в будущее
" Темно свинцовоночие,
и дождик толст, как жгут,
сидят в грязи рабочие,
сидят, лучину жгут.
Сливеют губы с холода,
но губы шепчут в лад:
"Через четыре года
здесь будет город-сад!" (В. Маяковский)
Этим Нефтяники и влекли к себе современников.